Довод/Tenet - 2...

Поначалу это выглядело очень странно: 'он не просто убивает людей, но и вот, дворец' - представлялось очевидным понижением градуса.
То есть обыватель должен был купить Геленджик вместо отравления, вместе с отравлением или - что? Тем более, что дворец прекрасно редуцирует политическое до эмоционального, отменяя 'выходите на улицу' по политическим мотивам, но усиливая 'выходите на улицу' по мотивам совсем иным.

Но потом понеслись флэшбеки. Все случилось совершенно в иной последовательности.

Ведь это потрясающая цифра! Две тысячи сто лет как один день! Граждане России за двадцать четыре часа потратили 2100 лет на просмотр кино про дворец, роскошную жизнь и любовниц падишаха. Сын плотника еще не родился, а Россия уже смотрела. Не про убийства. Про убийства посмотрели и забыли. Убийства в России не цепляют так, как это.Убийство - это завершение события, оно не так интересно.
Иначе: если кто-то хотел произвести адекватное измерение мотивов протестной активности, политических ценностей и приоритетов населения, то вот тут мера прямо перед глазами.

На что вы готовы ради своей семьи? А ради себя?

(Теперь я буду намеренно обострять)

Что смотрят люди? Что они нашли в том, чтобы 'Дворец' стал важнее? Смотрят не на дворец, а на регрессию вендетты.

Два мстительных ублюдка сцепились и, закусив удила, идут напролом в разных измерениях силы.

Один защищается тем, что готовил для нападения. Второй, предвосхищая нападение, травит первого, как Скрипаля (это важная оговорка).

В реальной реальности силы не равны. Но зрители не в этой реальности. Они захвачены реальностью масс-медиа; зрители в медиа-событии: Братья и сестры! Вероломное нападение. Вставай, страна огромная!

А что в реальной реальности? Бой без правил. ММА. Матч-реванш, в котором выше ставки поднимать некуда. Медиа-личная-месть.

Аудитория ФБК за редким исключением - это не политическая, но медиа аудитория. Политическая аудитория производит политическое действие, медиа аудитория - коммуникации; первая действует постоянно, вторая - 'зажигается' от медиа-повода и гаснет до следующего, - и даже на улице ее действия 'будто бы политические' = медиа-действия.

Но в другом измерении толпа медиа-мотивированных фанатов - политическая сила.
Не сама по себе, но как оружие - да.

Молодежь не может помнить мизансцену вокруг пленки Скуратова. Но это снова она.

Скажите мне, что это не личная месть за покушение на убийство?

- Я хочу знать причину. Не говори, что деньги. Почему?
- А почему бы и нет?... Потому что вчера я вышел из тюрьмы, потеряв четыре года своей жизни, а ты в это время раздевал кумиров малолеток. В конечном счете мы все равно проиграем...
- Да, но...
- Нельзя победить в одной и той же игре при тех же ставках, но если пришла крупная карта, и ты поставил всё, то можно сорвать банк...
- Признайся, репетировал?...


- Черт побери, да вы спятили! Вы сошли с ума! Больше меня о системе охраны казино не знает ни один человек на свете! Потому что я ее придумал! Пройти ее невозможно! Но удовлетворите мое любопытство, а какие казино вы собирались взять?
- Беладжио...
- Беладжио, Мираж и MGM Гранд...
- Они все принадлежат Терри Бенедикту... Друзья, что вы имеете против Терри Бенедикта?
- Интереснее, что ты против него имеешь.

https://youtu.be/ZVoQzRI_0Tk

Социология эпидемии - 3 (essential workers - работники 'на передовой')...

Никто не мобилизуется для защиты essential workers. Это объяснимо: инфраструктура социальной защиты защищает только своих подопечных. В особых обстоятельствах всякая социальная служба должна быть вовлечена и усиленно выполнять свою, а не чужую функцию. Essential workers - ничьи.

Особая ситуация требует участия всех служб управления, которое только во взгляде индивида должно быть коллективным согласованным действием по защите всех, кому такая защита нужна, и для всеобщего блага. На поверку же каждая служба продолжает делать точно то же в пределах своего поля.

В этом двусмысленность: сделать так, чтобы служба продолжала делать то же, но обосновывая это так, что она делает больше и с учетом особых обстоятельств эпидемии: процедуры сначала должны обеспечить защиту поля инстанции, а затем индивидов, попадающих в поле ее ответственности.

Скажем, что может предложить против вируса полицейский? Он может еще больше надзирать за порядком - во исполнение норм и законов. Полицейские, как и любая инстанция, должны демонстрировать: появилось важное новое дело, исполнить которое могут только они; ходить по электричкам и проверять маски.

Essential workers - это работяги. В обычных обстоятельствах они тянут лямку, отделенные толстой стеной официального нарратива трудовых отношений и обобщенного обывательского взгляда о том, что у нас все 'где-то трудоустроены'. Особые обстоятельства меняют в отношении таких работяг только степень: они должны принуждать essential workers работать еще больше.

Но этого мало. Людей в поле стало вполовину меньше, а надзорных и контрольных функций над полем с особыми обстоятельствами вдвое больше. Иначе: повинный вкалывать, повинен еще и платить за отсутствующих удвоенную дань повиновения всем, без исключения, контролерам и надзирателям.

Социология эпидемии - 2...

Я ношу маску в общественных местах по одной-единственной причине: из уважения к людям, вынужденным трудиться под ежедневным гнетом очумевшей масочно-перчаточной нормы.

В отличие от меня, среднестатистический конформист в общественном транспорте или магазине, следующий рекомендациям Роспотребнадзора, носит двухнедельную медицинскую маску из кармана куртки и перчатки из набора автомобилиста и путается в том, защищает он тем самым себя либо других.

Но для контролера нормы мы оба в равной мере идиоты, поскольку каждый из нас следует индивидуальной мифологии, вместо витиеватой диалектики официоза,- петляющей где-то между политической дальнозоркостью, экономическим ненавредительством второй волны и унифицированным эпидемическим единообразием.

Кстати, как думаете, почему лично вы допускаете ошибку, полагая, что самые уязвимые эпидемически тождественны самым социально уязвимым? Или вы не совершаете этой ошибки? Социально уязвимых защитить от эпидемии легче всего: это не достижение. Это маркер.

Социология эпидемии...

А вы обратили внимание, насколько вторая волна радикально изменила официальную позицию безопасного нахождения в общественных местах от рекомендации везде и всюду соблюдать дистанцию - к карательной норме ношения средств защиты неопределенного типа?

И вы заметили, что это отменяет управленческую ответственность за публичное пространство? Что мероприятия, направленные на прореживание пространства до возможности соблюдения дистанции замещены надзором за априорной виной индивидов без масок: т.е. полицейским мировоззрением?

Но вы согласитесь: за 8 месяцев официальные органы управления и медицины накопили значительно больше знаний об эпидемии? А как много новых знаний (не норм поведения) лично вы получили через официальные каналы за последние 4 месяца? Как это знание скорректировало ваши действия?

Что лучше защищает вас от коронавируса? Антитела и 'маска'? Или препараты индукции у-интерферона и витамины С и В? Достаточно ли у вас знаний, чтобы ответить? Откуда вы получили знание, составляющее основу вашей уверенности в ответе? Почему вы называете это знанием?

Еще про знание. Ведь правда же абстрактное 'носите маску' больше всего похоже на домашний фильтр-кувшин? Никогда не знаешь, картридж еще фильтрует или уже только отдает нафильтрованное. Да ты никогда и не проверял субстанцию, которую думаешь, что очищаешь! Использование-на-веру.

(no subject)

Второй день осени.
Уже почти закончен.
А год начался только...

То ли будет
К декабрю.

Познай самого себя [в маске]...

В столице усиление масочного режима. Ссылаясь на некий централизованный приказ, крупные сетевые ритейлеры пытаются утвердить правило: нет маски - нет обслуживания на кассе. Виктория, Пятерочка, ОБИ, Domino's...

Покупатели в большинстве достают маски, лишь заняв очередь в кассу. Кассиры заметно нервированы необходимостью вступать в конфликт с каждым, кто решает оказывать сопротивление и лезть напролом без; и выслушивать по пятьдесят упреков в час о том, что кто-то прикупил заводик по быстрому, и теперь наваривает, - им тоже невесело. А упреки сыпятся, и в основном из-под масок: безмасочников на кассе мало, вдруг не обслужат!.. Но особо идейных обслуживают без них: значит, все же кассиров не штрафуют, как они о том заявляют в свое хотя бы оправдание... Маски в одноразовых упаковках при этом действительно доступны к покупке на каждой кассе; а перчатки нет, - да их и не требует никто. Интересно наблюдать, как безмасочная толпа независимых, шатающаяся по магазину, с приближением к моменту оплаты проявляет свой конформизм в обмен на разрешение купить.

Тут же одинокие старики. Они вынужденно покидают свои крепости в поисках пропитания; в масках и перчатках с тех пор, как закрыли дверь квартиры. В их глазах жуткий страх и бессилие: там, в пятерочках они бродят бок о бок с социально мертвыми; и их задача - уцелеть и, может быть, не заразиться. Вот, на кассе сухая маленькая домашняя бабушка в маске, перчатках и с парой костылей в магазинной тележке оплачивает свои покупки на 508 рублей: одна бумажка по 100 и горсть медяков из двух ладоней. Занимаются долгим пересчетом. Чего-то не хватает. Надо добавить, бабуль, еще 8 рублей. Добаваляют и потом заново пересчитывают. Сзади пристраивается дородная развеселая баба, басом трещит по телефону. Не понимает, почему ничего не движется. Кассиру: чего не работаете? А, кто-то прям с паперти приперся в магазин, - добавляет на кивок кассира в сторону горы из мелочи... Баба не видела старушки, даже не смотрела в ее сторону. Да и сама бабулька такая худая и такого маленького роста, ее легко не заметить, если отвлекся на что-то важное. Она уже перекладывала огурцы, две маленькие ватрушки, один помидор и маслице с кассы в тележку. Может быть, она не слышала тех слов. Кассир - бабе: Маску оденьте, у нас обслуживание только в маске. Да вот она, вот, - баба, откуда-то достав маску, вертит ею перед лицом кассира. Ей пробивают. Ничего необычного.

На соседней кассе подошла очередь мужичка-армянина, он по требованию цепляет маску за оба уха и начинает объясняет кассирше, как всё на самом деле, пока та пропикивает его покупки и ищет сигареты. Кассирша эту правду явно уже слышала.

В метро то же: громкоговорители в метро надрываются уже два или три дня. На кого-то действует. Из контролеров за наличием масок следят только полицейские, но только по отношению к тем, кого они решили остановить: если документы в порядке, тогда "почему без маски", - штраф до сих пор в силе.

Так и живем. Оферта обязательного ношения маски принимается и действует "по иным причинам". Да она и возродилась по иным причинам: тестирование и отслеживание контактов похерено, видимо, до открытия школ в сентябре. А как ты можешь требовать носить маски без тестирования и отслеживания контактов? Ведь это значит, между человеком и смертью - та же койка в больнице, без этой эпидемиологической лабуды. Просто болен/здоров. Одно из двух. Успеть бы теперь до сентября - кто с чем горазд.

Самореференция - 19.2 (Вирусная Власть)

В московском транспорте сразу после голосования усилили меры селективного контроля. В метро вас проверяют несколько служб: перед турникетами стоят те, кого интересует ваш багаж; после турникетов - те, кого интересует оплата проезда и наличие у пассажиров масок и перчаток; тут же рядом пара полицейских, один из них с планшетом: выборочно выхватывают из толпы и на месте пробивают по паспорту; если станция метро с пересадками, то на каждом пересадочном выходе будут стоять еще два полицейских с планшетом; основной интерес - приезжие россияне, только затем азиаты.

Помню, как в 90-х в России восхищались штрафами в Сингапуре: "За плевок на улице 200 долларов! А так и надо! Потому-то везде чисто, ухожено и кругом По-ря-док!"

Спустя 25 лет сингапурская модель добралась до России.

Из каждого утюга: за безбилетный проезд - штраф, за неоплаченый штраф либо штраф в двухкратном размере, либо административный арест, либо обязательные работы. За поездку в общественном транспорте без маски и перчаток все еще штраф 5000 рублей. С маской при этом каждый десятый. В метро к этому не придираются, а вот в наземном транспорте натасканные бабульки и дедульки, контролеры лютуют: в их власти из 20 человек без маски в полупустом автобусе прицепиться к любому и вызвать на следующую остановку наряд, они этой властью пользуются, потому что воплощают порядок: в общественном транспорте проезд возможен только в масках и перчатках.

Психология контролера идеологически заточена на презумпцию виновности: все, кто в автобусе, - нарушители, пока не подтвердили обратное. Когда двери закрылись, контролер - власть, и зайцы покорно платят. Контролер - элита, результат селекции, он "по праву" горд тем, что творит. Он - закон в отдельно взятом автобусе. Специально отобран: "С проблемами в МВД к нам не берут". А таких, "с проблемами" - каждый второй мужского пола. Так что гордится есть чем. И противопоставлять себя остальным тоже есть основание. Система, закон, с одной стороны, и остальные, окружающая среда, с другой.

В России 73 миллиона трудоспособных граждан. 40% из них работают в частном секторе, 20% в секторе теневом либо не работают вовсе, и еще 40% работают на государство. Хвостиком к этим 100% идут еще 10-15% постоянно проживающих на территории страны мигрантов.

И государство продолжает рекрутинг: текущих открытых и потенциальных будущих вакансий хватит еще на 10-15% населения. А то и больше. И каждое место - с функцией нормоприменения и селективного контроля за "другими" в объеме "компетенции места".

В этой точке сила власти, ее максимум.

Технизация социальных коммуникаций усиливает власть, не добавляя ей ничего по сути. Массовый продукт власти эффективен настолько, насколько направленно мобилизуется по запросу из центра власти, без рассуждений различая систему и окружающую среду: каждый со своего места контролера.

Царь...

Там, где последний раз на землю брошена
Красная тень желтого льва...
Поступь звериная, осторожная,
Оттуда, где кончается грань прямого угла,
Туда, где начинается мгла.

Идет лев, беззвучны шаги
Из тьмы через тьму
Он ищет свой цвет,
Что так бездонно молчит позади.
След в след...

Меня еще много, на мне живут
Лапы, грива и хвост,
И кисточка на конце меня.
Я буду им себя говорить
И не стану один.

Лев был как месяц слеп.
Он знал, что должен путь
Резать огнем лапы следов.
Лапы хромали шаг и стесняли грудь,
Ломающую камни ветров и красную тень.
Туда, где еще может быть день

Идет лев, хотя бы затем, чтоб вера жила,
Чтоб жил его цвет,
Чтоб не кралась по пятам его тень.
След в след...

Красное сафари
На желтые лапы гриву и хвост,
И кисточку на конце хвоста.
И значит, должен путь
Через тьму
Резать лапы следов...


В этот день 50 лет назад родился Александр Литвинов (Веня Д'ркин)

Кем-то высечен из камня,
Кем-то сотканный из ветра.
Тоньше самой тонкой ткани,
Светел и невидим...

https://youtu.be/vm0qZh6Q7Xo

https://youtu.be/6AaFsBBpAFY

https://youtu.be/gPyS9_IXldk

https://youtu.be/eCUgFyviCzo

Ауто-номия -2...

Совершеннолетие означает теоретическую подготовленность живого существа к вступлению в сферу отношений смешанной природы с себе подобными, где согласованная координация согласованных действий возможна, но не является непременным условием ни в целом, ни в элементах. Обычно эту сферу отношений называют социумом.